Экономическая экспансия: как это делается

Беларусь и Китай отменили визовый режим


Еще год назад Александр Лукашенко называл белорусско-китайские отношения «всепогодной дружбой». В минувшие выходные погода окончательно стала летней: две страны подписали межправительственное соглашение о безвозмездной технико-экономической помощи в размере 800 миллионов юаней. Эти деньги Китай выделит Беларуси для строительства национального футбольного стадиона, бассейна, жилого комплекса. А еще — льготный кредит в 4,3 миллиарда юаней для реализации проекта по организации высокотехнологичного агропромышленного производства полного цикла. И, наконец, соглашение о взаимном безвизовом режиме для владельцев обычных паспортов. В общем, погода шепчет.

В таких ситуациях всегда ищешь ответ на вопрос, что было раньше, курица или яйцо? То есть именно отмена виз открыла Беларуси дверцу китайского сейфа — или, наоборот, «безвиз» стал следствием подписанных соглашений. В нашем случае — несомненно, второе. И стадион тут совершенно ни при чем.

Беларусь — последняя станция Шелкового пути в понятных координатах. Следующая остановка — Европа, с которой все не слишком просто. Значит, на последней станции желательно иметь не только право за кипятком сбегать, но и некоторые другие права. А лучше — и права, и собственность. Именно этим сейчас занимается Китай в Беларуси.

Стадион с бассейном — это вообще не слишком важно. Да и не слишком дорого. В прошлом году Китай уже построил для Беларуси несколько социальных домов и студенческое общежитие.

Среди бизнесменов это называется «входной билет», то есть плата за право заниматься бизнесом на этой территории. Государство это называет социальными программами.

В свое время от таких «программ» из Беларуси бежала пивоваренная компания «Балтика»: после вложенных в умирающий минский пивзавод миллионов Теймураз Боллоев был поставлен перед выбором — или строишь ледовый дворец и спокойно варишь пиво дальше, или уходи. Но Китай — не «Балтика». Китаю что стадион построить, что бассейн — так, горох перебрать.

А вот китайские кредиты — штука интересная. Это не российские кредиты, выдаваемые без условий и дополнительных соглашений. Китай выдает кредиты, в сущности, самому себе. Потому что все они снабжены сотнями страниц и параграфов, предусматривающих закупку оборудования для реализуемых проектов исключительно в Китае, да и выполнение работ — преимущественно силами китайских специалистов.

То есть китайское правительство, раздавая кредиты другим государствам, создает там рабочие места для своих специалистов и обеспечивает сбыт собственным предприятиям. И безвизовый режим для владельцев обычных паспортов нужен не столько Беларуси, сколько Китаю. Среднестатистический белорусский турист небогат, в Китай ехать дорого, и пополнение китайского бюджета от белорусского туриста не предвидится. А вот китайским трудящимся теперь станет намного проще. Они больше не скованы белорусским законом о безвизовом въезде исключительно на 5 дней.


Собственно, это и есть экономическая экспансия.

И дело не в стадионе. Обратите внимание на сумму аграрного льготного кредита. Больше полумиллиарда долларов вложить в убыточное сельское хозяйство Беларуси? Риск, конечно, благородное дело, но не такое дорогое. Впрочем, уже вложены деньги в сомнительный завод «Белджи» — там белорусы собирают китайские автомобили Geely, которые никто не покупает. Предприятие дотируется белорусским государством, автомобили в небольших количествах покупают государственные учреждения, и непонятно, кто в конце концов кого перехитрил.

Кстати, совсем недавно — в марте — Александр Лукашенко на совещании вовсю громил «Белджи» и еще два китайских инвестиционных проекта: Светлогорский целлюлозно-картонный и Добрушский картонный комбинаты. Вице-премьер Владимир Семашко отвечал, что виноваты китайские генподрядчики. Ну теперь-то все ясно: просто тамошние специалисты не могли обеспечить свое полное присутствие. А после отмены виз колесо завертится как под белкой.

Сейчас Китай щедро разбрасывает яйца по белорусским корзинам, не слишком заботясь об эффективности тех корзин. Их может быть много, они могут быть даже нежизнеспособны. Тут главное другое: «один путь, один пояс».