Материалы

Временный иммунитет?

  • Печать

Почему экс-президенты Киргизии могут лишиться неприкосновенности


Конституционная палата Верховного суда (КП) Киргизии огорчила бывших президентов этой страны. Третьего октября орган, служащий в Киргизии аналогом Конституционного суда, признал статью закона, в которой говорится об обладании экс-президентом неприкосновенности (и невозможности быть привлеченным «к уголовной и административной ответственности за действия или бездействие, совершенные им в период исполнения» президентских полномочий, а также о невозможности его задержания, ареста, обыска, допроса либо личного досмотра), то есть о полном правовом иммунитете, – не в полной мере соответствующей конституции.


Верны ли заголовки о снятии иммунитета с Атамбаева?

Члены палаты, судя по пресс-релизу, опубликованному КП, сочли, что эта статья противоречит конституции, поскольку не предусматривает процедуру привлечения к ответственности экс-президента за деяния, совершенные им в период исполнения полномочий президента.
Сотрудница Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) Беате Эшмент (Beate Eschment) поясняет: Конституционная палата приняла лишь общее решение, что рамки правового иммунитета бывшего президента должны быть более точно определены.
«Фактически палата теперь передала политикам задачу более точного определения рамок иммунитета экс-президента. Пока, насколько я могла проанализировать информацию, конкретного наполнения у этого решения нет. Поэтому заголовки, которые мне сейчас повсюду встречаются в киргизской прессе и говорят о снятии такого иммунитета в отношении предыдущего президента Алмазбека Атамбаева, не вполне верны. Теперь политики должны указать конкретные случаи, когда иммунитет экс-президента может быть снят», – указывает она.
«Такое решение КП я считаю в своей основе верным. Когда действующий президент исходит из того, что он может делать то, что захочет, и не может быть привлечен к закону за действия, совершенные на президентском посту, ни во время правления, ни после него, то фактически у него развязаны руки, учитывая политическую культуру в Киргизии», – рассуждает собеседница DW.
Теперь, продолжает она, возникает возможность создать условия, при которых глава государства в будущем может быть привлечен к ответственности за допущенные им нарушения законов. «Другое дело, что в Киргизии и конституция, и законодательство – инструменты в борьбе за власть различных групп. Поэтому рассчитывать на то, что такой закон в чистом виде будет работать, будучи гарантируемым независимой от этих групп судебной властью, пока не приходится», – подчеркивает немецкий эксперт.
«Застой в государственном управлении, в кадрах – все это ведет нашу страну к серьезному кризису. Я уже не говорю о внешних факторах региона. Если бы норма об ограничении иммунитета экс-президента действовала раньше, конечно она бы повлияла на наших бывших президентов, включая Акаева и Бакиева, и на их тогдашнее окружение», – считает киргизский политик Таалатбек Масадыков, участвовавший в последних президентских выборах в качестве кандидата.
По его мнению, теперь, после принятого КП решения, очень многое зависит от действующего президента Сооронбая Жээнбекова. «Если он действительно хочет бороться с коррупцией и осуществить системные реформы, то он поддержит эту инициативу, и его аппарат ее поддержит. Но пока этой поддержки не заметно. Что касается парламента, то его депутаты по большей части зависимы от власти, за исключением некоторых лиц. К сожалению, эти некоторые лица не делают погоды в парламенте», – говорит собеседник DW.


Сигнал для экс-президента

Примечательно, что с ходатайством о признании неконституционным полного правового иммунитета экс-президента в КП обратился в качестве частного лица известный юрист Нурбек Токтакунов. Однако Токтакунов, как можно понять из сообщений в СМИ, не просто частное лицо, а участник процесса по громкому делу о коррупции в связи с аварией на ТЭЦ Бишкека в январе 2018 года.
В рамках этого дела в июне был взят под арест бывший премьер-министр республики Сапар Исаков. А в адрес патрона этого чиновника, бывшего президента Алмазбека Атамбаева, в парламенте и в СМИ еще в мае прозвучали обвинения в превышении служебных полномочий – также в связи с делом о ТЭЦ. Тогда же, в мае, в парламенте был поднят вопрос о неприкосновенности Атамбаева. А летом этого года Токтакунов предложил Атамбаеву добровольно отказаться от неприкосновенности. А сам стал адвокатом арестованного Исакова.
В этой связи собеседник DW, посвященный в перипетии власти в Бишкеке, на условии анонимности высказал предположение, что, возможно, сторона защиты Исакова исходит из того, что привлечение к делу экс-президента Атамбаева и его показания могли бы облегчить положение их подзащитного. Хотя это расходится с заявлением самого Токтакунова, что при подаче ходатайства в КП его интересовали не дела прошедшие, а работа нынешней власти.
В свою очередь, Беате Эшмент не исключает, что решение КП имеет политическую подоплеку, связанную с противоречиями между нынешним главой государства и его предшественником. «Полагаю, что это входит в перечень мер, которые Сооронбай Жээнбеков наметил против Алмазбека Атамбаева. Акаев и Бакиев находятся вне страны, они обезопасили себя от возможных преследований. Их эта мера не коснется. Думаю, что в первую очередь эти перемены направлены против Атамбаева, и если решение действительно обретет конкретные формы актов законов, то последний, несомненно, окажется в сложном положении», – полагает сотрудница ZOiS.
«Действующий президент сначала был ставленником Атамбаева, но, придя к власти с его помощью, принял ряд кадровых решений, которые вывели его из-под опеки и зависимости от опекуна. А Атамбаев, вопреки своему обещанию, стал вмешиваться в политическую жизнь и решения Сооронбая Жээнбекова. Но сам Жээнбеков не имеет рычагов, чтобы принять меры против Атамбаева лично. Однако, если сейчас будет введен в действие закон, согласно которому при подозрении в коррупции или иных правонарушениях и в отношении бывшего президента может быть возбуждено расследование, то ситуация в корне меняется», – поясняет берлинский эксперт.


Что говорят в Астане о решении Конституционной палаты Киргизии

Но решение КП ограничивает и самого Сооронбая Жээнбекова, который, согласно конституции Киргизии, самое позднее в 2023 году также станет экс-президентом и подпадет под новую норму об ограничении неприкосновенности! Однако Беате Эшмент исходит из того, что сейчас глава государства сосредоточен на том, чтобы решить нынешние проблемы с укреплением своей власти, и столь далеко не заглядывает. «У меня нет ощущения, что политики в Киргизии столь долгосрочно просчитывают свои решения», – говорит она.
Таалатбек Масадыков не исключает, что вердикт КП – это сигнал Алмазбеку Атамбаеву покинуть страну, как это сделали его предшественники Акаев и Бакиев. «Вполне возможно, что нынешний президент, будучи раньше членом команды Атамбаева, хочет спасти его от неизбежного суда и подтолкнуть покинуть страну. Все-таки если бы не Атамбаев, ему очень сложно было бы стать президентом», – говорит киргизский политик.
А как отреагировали на решение КП в соседних странах, где президенты фактически возведены в ранг небожителей? Беате Эшмент, в эти дни находясь в столице наиболее либерального из соседей Киргизии – Казахстана, рассказала DW, что ей не встретился ни один человек, который хоть в какой-то мере следил бы за этими перипетиями киргизской политики. «А я сейчас вращаюсь в Астане в кругу людей, интересующихся политикой. Но Киргизия для большинства участников местного «политикума» – анархия, и на этом ставится точка», – рассказала сотрудница ZOiS.