Токаев vs. Назарбаев: ферзевый гамбит

Президенту выгодно сломать пропорциональную систему выборов, дающую большие электоральные преимущества партии елбасы


После 2 мая политическое пространство в Казахстане кардинальным образом изменилось. Одним неожиданным решением Касым-Жомарт Токаев отправил в отставку Даригу Назарбаеву, занимавшую ключевой пост спикера Сената. Библиотека потеряла важную фигуру на политическом поле, сравнимую с ферзем в шахматной партии.

Нурсултан Назарбаев утратил власть не только над верхней палатой, но и над силовиками, проходящими там процедуру утверждения. Без них елбасы остается в меньшинстве в Совете Безопасности и потому становится хоть и пожизненным, но номинальным председателем.

По весомым признакам измена проникла и в Мажилис. Депутаты поддержали изменения в закон о ЧП, расширяющие чрезвычайные полномочия Токаева. Не случайно, пресс-релиз о недавней встрече елбасы с председателем нижней палаты Нурланом Нигматулиным коробил взгляд прозорливого читателя. Назарбаев, судя по хронике, не одобрил, как это обычно водится, действия своей фракции в период ЧП, не дал ни одного приличествующего случаю напутствия. Вместе с тем, Мажилис, согласно Конституции, не только принимает законы, но и утверждает правительство во главе с премьер-министром, и это обстоятельство особенно важно сейчас, когда лояльность Аскара Мамина тоже вызывает большие сомнения.

Ничего не вышло у библиофилов и с Конституционным Советом. Обращение Дариги Назарбаевой, способное подорвать легитимность чрезвычайных президентских указов, было, по всей видимости, тихо отозвано новым председателем Сената Мауленом Ашимбаевым.

Прочно в своих руках Назарбаев держит теперь только партию «Нур-Отан». Казалось бы, эта позиция располагает к контратакующим комбинациям. Устав позволяет председателю принимать любые решения (кроме находящихся в исключительной компетенции съезда), вплоть до исключения из рядов «за действия и бездействия, наносящие ущерб интересам партии».

Соответственно, елбасы может лишить мандата всякого нелояльного ему нуротановского депутата. Ничто не мешает ему устроить кадровую зачистку и провести ротацию в парламентской фракции. Формально и Дарига Назарбаева имеет право стать депутатом и даже возглавить нижнюю палату, поскольку она была включена в партийный список на выборах 2016 года. «Укрепление рядов» позволило бы Назарбаеву вернуть себе полный контроль над премьер-министром и другими членами правительства.

Такой план реванша теоретически допустим, но практически очень рискован. Тут можно припомнить историю наших соседей. Покинув пост президента Кыргызстана, Алмазбек Атамбаев не намеревался уходить на покой, а активно участвовал в политике через партию СДПК, от руководства которой он не отказался. «Симфония» между ним и его преемником Сооронбаем Жээнбековым длилась около года, пока последний неожиданно не отправил в отставку главу правительства, назначенного его предшественником. Атамбаев выступил с открытой критикой нового президента, а когда против его наместников начали возбуждать уголовные дела, объявил о переходе в оппозицию. Утихомирить Атамбаева пытался даже Владимир Путин, но тот не внял советам «старшего брата», после чего лишился и партии, и свободы.

Эта история проходила на глазах у Назарбаева. Дать волю своим реваншистским настроениям, не располагая поддержкой Кремля – слишком большой риск. И вообще, открытая конфронтация не его стиль. Опять-таки, обратимся к истории, теперь уже несколько отдаленной. Назарбаев едва не выпал из властной обоймы, открыто выступив против Динмухамеда Кунаева на XXV съезде Компартии Казахстана. С тех пор он привык вести игру не только с подавляющим преимуществом в фигурах, но и с правом произвольно менять ее правила. В иных случаях патриарх казахстанской политики предпочитает не атаковать, а терпеливо выжидать благоприятного момента.

Вот и сейчас елбасы затаился, никаких попыток остановить своего преемника не предпринимает. Логично предположить, что такой тактики он будет придерживаться до следующих парламентских выборов. Теперь ему уже не поставить мат сопернику, но важно сохранить хотя бы солидную фракцию в парламенте, с которой президент Токаев вынужден будет считаться. Есть и еще одна веская причина для осторожности: дабы измена не приняла массовый характер, Назарбаеву важно создавать видимость, что глава государства согласовывает свои действия с ним.

Взглянем на политическое поле со стороны Токаева.

С чем идет к грядущему сражению за Мажилис действующий глава государства? Своей партии у него нет, но сложившаяся диспозиция позволяет делать более смелые шаги, диктовать свои условия. Если елбасы заупрямится и не захочет уступить «Нур-Отан», то Токаев может его покинуть и создать свою партию. Однако это не простой и длительный процесс, к тому же требующий значительных финансовых затрат. А по этому параметру Токаев и его окружение пока не в состоянии соревноваться с кланом Назарбаева.

Можно попытаться спровоцировать раскол в правящей партии, а затем захватить в ней лидерство, как это случилось в Анголе с преемником Душ Сантуша или как это сделал в Кыргызстане Жээнбеков. Но не факт, что у Токаева такой фокус получится. По части партийных интриг Назарбаев игрок с большим опытом, а устав «Нур-Отана» дает абсолютную власть его председателю.

Есть и другой вариант. Если не можешь играть свою игру – испорти чужую. Токаеву выгодно сломать пропорциональную систему выборов, дающую большие электоральные преимущества партии Назарбаева. Возвращение к мажоритарной системе понравится и местным элитам, и оппозиции.

Удастся ли принять такие изменения в конституционный закон о выборах с нынешним составом Мажилиса? Вопрос, на который, как мне кажется, сейчас ни у кого нет однозначного ответа. Потому отложим его в сторону и рассмотрим другие доступные главе государства опции.

В арсенале у президента есть иные мощные инструменты, способные преодолеть сопротивление Мажилиса. Он может досрочно прекратить его полномочия. После чего Сенат, уже доказавший ему свою лояльность, будет иметь право выпускать законы самостоятельно, пока не сформируется новый состав нижней палаты.

Мажоритарная система, вкупе с поощрением к активности прочих партий, размоет доминирование «Нур-Отана», имеющего сегодня в парламенте квалифицированное большинство. Так или иначе, влияние президента на законодателей существенно возрастет. Токаев займет позицию верховного арбитра, к которому будут обращаться все политические силы, имеющие представителей в депутатском корпусе.

Все вышеизложенное только вероятные контуры предстоящих политических баталий. Не стоит забывать, что на них может существенно повлиять как не преодоленная пока пандемия, так и начинающийся экономический кризис.