Жанаозен

Жанаозен, или просто — Узень, — город на 100 тысяч жителей на западе Казахстана, в Мангистауской области. Область считается самой дорогой и вредной для жизни в Казахстане, Жанаозен — самым дорогим и вредным для жизни в области.

У местных есть глумливая поговорка — «Грешники из Жанаозена вместо ада возвращаются снова в Жанаозен». Дождь здесь бывает раз в год, снег — раз в несколько лет. Сухая земля не дает травы, деревьев в городе почти нет, а те, что есть, нужно поливать каждый день. Страшный ветер из степи бьет пылью в глаза. Летом — невыносимая жара, зимой даже при -3 — нечеловеческий холод, ветер пронизывает насквозь. Асфальт проложен только на центральных улицах, дорог, как правило, нет. Невысокие дома построены из желтого ракушечника..

Подробнее: Жанаозен

Ахметову сидеть уже недолго

На прошлой неделе меня одновременно попросили прокомментировать две новости.

Во-первых, насчет подорожания в октябре бензина и всех ГСМ. Во-вторых, как отношусь к тому, что было озвучено на расширенном заседании правительства во главе с президентом. В частности, что с Программой ФИИР Казахстан попал в точку, и что вслед за нами по пути индустриализации пошли США с Японией и другие развитые страны.
Ну, по бензину все просто:
«В октябре ожидается остановка таких важных для нас заводов-поставщиков, как Омский, Уфимский завод. В связи с этим мы ожидаем некоторое снижение объемов нефте-продуктов из России. Это временное явление, но, тем не менее, это может в некоторой степени повлиять на цены в Казахстане... Я сейчас точно не могу сказать, но есть прогноз, что повышение цен на бензин не превысит 5 — 7%».
Это цитата относительно недавно заступившего на пост министра нефти и газа Узакбая Карабалина.
«Наши заводы еще не достигли того, чтобы обеспечить внутренний спрос на необходимом уровне всеми сортами бензинов. Наша потребность импорта ежегодно достигает около 800 — 900 тысяч тонн бензина. Это работа идет в соответствии с двусторонним соглашением между Россией и Казахстаном», — пояснил министр. И далее отметил, что в стране «есть определенные ресурсы, накопленные, бензина и дизтоплива, но все равно этого может быть недостаточно, потому что наши заводы только выходят из ремонта, и они уже стали, как говорится, в полный рост работать. Но, тем не менее, эта остановка (российских НПЗ) тоже может повлиять, мы ожидаем некоторое увеличение».
Что здесь можно прокомментировать по сути дела, если не брызгать слюной от обиды и бессилия? Сообщение нового министра старо как мир, вернее, как ФИИР (Программа форсированного индустриально-инновационного развития). Первая версия которой была запущена еще в 2003 — 2004 годах, а ныне реализуется уже стадия, утвержденная на 2010 — 2014 годы. Причем во всех вариантах этой Программы неизменно прописывались модернизации казахстанских НПЗ с такими благородными и элементарно очевидными целеполаганиями, как обеспечение нашей нефтяной державы собственными ГСМ.

.

Подробнее: Ахметову сидеть уже недолго

Проданное детство

В Алма­Ате завершился масштабный судебный процесс по делу о торговле младенцами. Фигуранты дела получили от двух до девяти лет. Некоторых участников суд освободил от наказания, руководствуясь интересами детей.

Жительница Алма­Аты Гульмира Саутова после развода с мужем не могла добиться от него выплаты алиментов. Растить четырехлетнего сына одной стало невмоготу, и женщина пришла в эфир передачи «Наша правда» на телеканале КТК. Во время передачи Саутова обронила: «Это не мой ребенок. Мы его купили». Ток­шоу срочно остановили. После этой фразы женщина пришла в полицию с чистосердечным признанием. Однако оказалось, что полиция уже начала расследование этого дела, так как с раскаянием к ним первой пришла не Гульмира Саутова, а ее однофамилица Асиям Саутова, бывшая сотрудница больницы, участвующая в схеме торговли новорожденными.

Следствие и закрытый судебный процесс продолжались около года. Всего по делу проходили 32 человека вместе с работниками больницы и «покупателями». Следствие установило: с 2008 по 2015 годы в Алма­атинской многопрофильной больнице было продано 27 младенцев­отказников.
Дело рассматривал председатель специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних Женис Карибаев. Судебный процесс начался в конце января, а прения по делу о торговле младенцами прошли 22 июня. Государственный обвинитель в своей речи заявил, что вина всех 32 фигурантов доказана. По мнению прокурора, они участвовали в предварительном сговоре, подделке и использовании поддельных документов, в незаконной передаче новорожденных. Прокурор попросил суд приговорить к реальным срокам в колонии общего режима «продавцов». Ими были работники больницы — акушерки, санитарки, заведующая отделением родильного дома, сестра­хозяйка и даже гардеробщица. Для них государственный обвинитель запросил от 6 до 9 лет лишения свободы. «Покупателям», которые стали незаконными родителями, прокурор попросил одинаковый условный срок — 6 лет и 8 месяцев. Матерей, участвующих в продаже своих же младенцев, прокурор попросил осудить на реальный тюремный срок.

Подробнее: Проданное детство

Акорда против акиматов

Политолог Досым Сатпаев — о том, грозит ли Казахстану федеральная раздробленность


На расширенном заседании правительства президент Касым-Жомарт Токаев выступил с критикой акимов, которые плохо занимаются привлечением инвестиций, напоминая, по его словам, «руководителей каких-то княжеств». Все это вызывает дежавю, так как в январе 2012 года первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев также на расширенном заседании правительства по поводу акимов сказал следующее: «Каждый себе князь. И каждый работает сам по себе». В том же году он призвал акимов «зарубить себе на носу или еще где-нибудь», что они служат народу. Тогда речь снова шла не только о социально-экономической поддержке населения, но и о более активном участии регионов в реализации государственных программ и привлечении инвестиций. Между двумя этими заявлениями об акимах-князьках прошло семь лет. Как видно, проблема осталась такой же, как и критика двух президентов в адрес региональных властей.

Подробнее: Акорда против акиматов

Злокачественное образование

Школы, вузы и научные комитеты Казахстана превратились в рассадники коррупции


Десятого июля бывшему замминистра образования и науки Казахстана вынесли приговор по громкому коррупционному делу. В качестве наказания Эльмира Суханбердиева получила денежный штраф чуть более $15 тыс. Лишения свободы чиновнице удалось избежать. Но на очереди уголовные дела в отношении ее бывших коллег. Если брать рейтинги коррумпированности госорганов, то сфера образования, начиная с 2016 года, неизменно оказывалась в этом списке. А в 2017 году и вовсе оказалась в топ-3 наиболее подверженных коррупции. Корреспондент «Ферганы»попробовал разобраться в причинах этого явления.

Подробнее: Злокачественное образование

LRT — проект бессмысленный и беспощадный для бюджета

Второй президент Казахстана решительно расстается с любимыми «игрушками» Елбасы


Президент Касым-Жомарт Токаев 15 июля на расширенном заседании правительства заявил, что проект LRT в Нур-Султане может лечь бременем на правительство страны, передает Tengrinews.kz

«Наглядно о проблемах качественного планирования свидетельствует проект LRT в Нур-Султане. Вместо создания удобного, понятного, практичного для населения вида транспорта предложен дорогостоящий вид транспорта. Мнения специалистов, архитектурного общества, как я понимаю, не были учтены. По данным акимата, прогнозируемый поток составит 146 тысяч человек в сутки. В настоящее время по схожему маршруту от аэропорта до нового вокзала пассажиропоток составляет 2 тысячи человек. И как вы собираетесь увеличить пассажиропоток в 70 раз, мне непонятно. Есть риск, что не окупаемый проект повлечет постоянное получение субсидий и ляжет бременем на правительство. Кстати говоря, мы все знаем, 100 миллиардов тенге, часть китайского кредита в Банке Астаны, они все, уже пропали?» – сказал Токаев. Глава Нацбанка Ерболат Досаев ответил: «Фонд проблемных кредитов проводит работу по изысканию возможности возврата этих средств. Первые предварительные итоги есть, но основную работу нам предстоит решить в предстоящие два года – 2020 – 2021 годы. Вероятность возврата средств оставшегося депозита – на уровне не более 30 – 40 процентов». «Нет песни печальнее на свете, как говорится», – отметил президент.


Подробнее: LRT — проект бессмысленный и беспощадный для бюджета

Страна под параграфом

У Казахстана возникли серьезные неприятности по профсоюзной линии


Комитет Международной конференции труда по применению норм — один из контрольных механизмов Международной организации труда (МОТ) — преподнес Республике Казахстан неприятный сюрприз: государство внесли в специальный параграф отчета этого комитета «в связи с отсутствием прогресса с реализацией трудовых прав и прав профсоюзов в стране». Решение было принято в ходе 108-й Международной конференции труда, проходившей в Женеве.

Подробнее: Страна под параграфом

Учитель и Друг

Сагымбаю Кабашевичу Козыбаеву – 75


Сагымбай Кабашевич Козыбаев – мой университетский учитель. Не педагог, а именно Учитель. Он в глухой брежневский застой надоумил меня написать курсовую работу о казахстанской публицистике Матэ Залке. Кроме того, что его именем была названа одна из улиц Алма-Аты, я про этого человека ничего не знал. А в это время в кинотеатрах Советского Союза широко демонстрировался венгерский фильм «Псевдоним: Лукач». Оказалось, что казахстанский публицист Матэ Залка и легендарный генерал-разведчик Лукач – одно и то же лицо. Честно говоря, публицистика Матэ Залки меня совсем не впечатлила, видимо, она была прикрытием его основной деятельности. О чем я и написал в курсовой работе. И этот вывод очень понравился Козыбаеву. Напоминаю – на дворе разгул развитого социализма, и делать свои вольные выводы об истинной деятельности революционных героев чревато огромными проблемами и для студента, и для преподавателя.


Подробнее: Учитель и Друг

Подкатегории